Абсурдотека:Грешницы по вызову

Материал из Абсурдопедии
Перейти к: навигация, поиск
Blondinka chitaet.jpg
Вы читаете самую полную библиотеку мировой литературы.
Другие страницы…

На правах рекламы: эта страница содержит 0 % текстов Викитеки.

Эта история случилась со мной в середине девяностых. Мой непутёвый дедушка умер, и я получил от него совершенно бессмысленное наследство: на эти деньги нельзя было купить ни жилплощади, ни даже нормальной машины. Поэтому я решил потратить внезапно свалившуюся на меня сумму каким-нибудь не самым полезным, но приятным способом. Я взял газету и начал просматривать объявления в рубрике «Досуг». С моральной и общечеловеческой точки зрения это было вполне допустимо — я недавно развёлся со своей второй женой, и моя квартира была полностью в моём распоряжении.

Держа в руках газету с объявлениями, я имел возможность выбирать только по заголовкам. В них-то я и начал вчитываться. Множество заголовков «Досуг» в рубрике «Досуг» наводило на меня тоску, заголовки наподобие «Маша» или «Аня» были не веселее, да и «Марианна» и «Жозефина» — тоже. Вдруг я увидел заголовок «Грешницы» с большим восклицательным знаком и по глупости подумал, что это и есть самый лучший вариант.

Тётка, ответившая мне по телефону, чуть ли ни мамой клялась, что визит грешниц запомнится мне на всю жизнь. Также она упомянула о специальном предложении в этом месяце — выезд целых семи девушек по цене трёх. Она запросила полтора миллиона. Батон хлеба в те времена стоил две с половиной тысячи, так что цена была и правда невысокой. Я согласился, назвал свой адрес и принялся ждать.

Минут через сорок раздался звонок в дверь. Передо мной стояла толпа девушек, их внешность была не то, чтобы модельной, но хотя бы более-менее миловидной. Та, что стояла впереди всех, сделала шаг вперёд, переступив мой порог, и сказала:

— Так, деньги вперёд!

Я достал из кармана уже заранее заготовленные полтора миллиона.

— Это что?! — Возмутилась она. — Мы почти всё это должны отдать нашей хозяйке, нам самим останется только на мороженое. Если не дашь хотя бы три миллиона, тебе с нами будет не веселее, чем с престарелой супругой, на которой женат вот уже пятьдесят лет.

Я попытался пошутить:

— Хорошая, видимо, супруга, раз её терпят вот уже пятьдесят лет.

— А ты давай не шуточки шути, а бабло гони!

Она встала в позу, подобно рэкетиру, который вымогает деньги у владельца ларька, урожая жестокой физической расправой. Если честно, я никогда ларьком не владел, и рэкитиры ко мне не приходили, но я пару раз видел такое в кино. Итак, я оказался психологически подавлен, и был вынужден отдать этой алчной особе целых три миллиона.

Дамы проследовали в моё жилище. Та, что заходила последней, окинула внимательным взглядом пол и стены моего коридора и изрекла:

— Плитка, я вижу, итальянская, обои — виниловые. В наше время на такое честным трудом не заработаешь. Ты на всё это наворовал, я уверена!

Вообще-то это была вьетнамская плитка, но я не успел ей это сказать, потому что она молниеносно скинула сапоги и вбежала в комнату.

— Да и вся мебель — новая, чешская! Ты точно воруешь!

По правде сказать, это была мебель б/у в отличном состоянии, которую я купил за полцены по объявлениям в той самой газете, по которой сегодня вызвал этих бестактных негодяек. Девка, тем временем, продолжала:

— А вот я работаю честно, но у меня до сих пор своей квартиры даже нету, на съёмной живу.

Тут вмешалась ещё одна:

— Да сколько можно завидовать?! К тому же, чтобы обвинять человека, что он ворует, нужно его за руку поймать. А тут у тебя никаких доказательств нет.

«Неужели среди них есть хоть одна нормальная, которая не претензии мне высказывает, а защищает меня от нападок других? Может, мне стоит ей дать премию тысяч в десять? Но это потом, когда уходить будут…» — Так подумал я в тот момент, но продолжение её речи заставило меня полностью в ней разочароваться. Оказывается, она не добрая, а просто похвалиться любит и других унизить:

— Я вообще-то работаю вместе с тобой, но дела у меня гораздо лучше, как говорится, «Я на аэроплане, а ты в помойной яме». Ещё через полгода я на квартиру себе накоплю. А потом начну зарабатывать, чтобы бизнес свой открыть. А всё почему? Потому что ты привыкла жить, как королева: то в ресторане жрёшь, то на такси разъезжаешь, то косметикой элитной рожу мажешь. А я вот мыслю рационально — по крайней мере, разумнее тебя и своих бывших одноклассниц, которые в деревне остались. Сидят там в нищете, повыскакивали замуж за местных алкашкей, новую нищету уже плодить начали, а меня ещё и осуждают. Да пускай осуждают сколько влезет, зато я в столице живу и отлично себя обеспечиваю!

Да, рассуждения этой барышни были немного нудноваты, поэтому я, наконец, смог прийти в себя и начать трезво оценивать ситуацию. Я вспомнил, что порог моего дома переступило ровно пять девиц (я внимательно их пересчитал тогда), а тётка по телефону обещала мне семь. Я обратился к ним с логичным вопросом:

— Вас должно быть семь, почему же только пять?

Тут открыла рот та, которая всё это время стояла в углу и мрачно зыркала глазами, как будто искала повод, на который обидеться, но всё это время не находила. Точнее, она не просто открыла рот, а прямо заорала:

— Ты, старый, плешивый, пузатый, но тебе подавай целых семь молодых девчонок! Пятерых, видите ли, недостаточно!!!

И тут она схватила статуэтку балерины, которую я, помимо разного другого барахла, получил по наследству от дедушки, и со всей дури запустила ей в меня. Я ловко увернулся, и статуэтка разбилась об стену у меня за спиной. Этот артефакт из пятидесятых годов плохо вписывался в интерьер моей квартиры и создавал ощущение какой-то унылости. В то же время, продать его или выбросить было как-то неудобно — всё-таки какая-никакая память о дедушке. А тут эта гневливая барышня разбила этот сомнительный предмет, разрешив таким образом мою проблему. Да, она назвала меня старым, и это было несправедливо: мне тогда ещё даже сорока не было, и я считал себя мужчиной в полном расцвете сил, прямо как Карлсон из детской книжки. Зато, как я уже говорил, она помогла мне легко отделаться от ненужного барахла, поэтому я не разозлился на неё в ответ и смог сохранить присутствие духа:

— Ну, допустим. Но всё же мне интересно знать, чем сейчас занимаются две другие. Может, вы в курсе? Может, они приедут позже?

Обескураженная моим спокойным тоном, злая баба была вынуждена тоже слега умерить свой пыл и ответить хоть и недружелюбно, но всё же без попыток прикончить меня с помощью метания тяжёлого предмета:

— Ну, одна задержалась там, откуда мы все только что приехали. Там трое здоровых молодых парней, и осталась она у них на дополнительное время совершенно бесплатно. При нашей-то работе такое поведение — это ненормально, я считаю. Вроде, когда-то давно таких пытались лечить или хотя бы проводили над ними ритуалы изгнания Дьявола… А вторая сегодня просто на работу не вышла, как, впрочем, и почти всегда. Она каждый день звонит и мямлит, что проспала, или что ей плохо, или что кошку к ветеринару тащить надо, или что трубу прорвало, и сантехников ждать надо. Выходит на работу она не чаще, чем пару раз в месяц, но работает очень вяло и нудно — несправедливо, что в эти дни она получает такую же долю прибыли, как и мы. Не представляю, почему её до сих пор не уволили. Видимо, это племянница или даже дочь нашей хозяйки. Вот так вот несправедлив наш поганый мир!

И тут я, наконец, понял абсолютно всё! Сейчас злая девка мне рассказывала про похоть (у той, которая задержалась бесплатно на предыдущем вызове), и про лень (у той, которая почти никогда не выходит на работу). Сама она явно подвержена такому греху, как гнев. Та, которая потребовала у меня три миллиона вместо полутора — алчна, которая рассуждала о моих обоях, плитке и мебели — завистлива, которая сравнивала себя с ней и с бывшими одноклассницами из деревни — тщеславна. Всего мне обещали их семь, и в объявлении было написано, что они — грешницы. Точно! Они же представляют собой семь смертных грехов! И вот прямо сейчас они грешат в моей квартире, а две другие грешат в других местах. Но ведь ко мне же пришло пять, а сейчас я вижу только четырёх. Значит, ещё одна где-то затаилась и может творить что-то совершенно ужасное, пока никто не видит. Какие ещё есть грехи, надо срочно вспоминать!… Точно, обжорство!!! Предчувствуя самый настоящий кошмар, я рванул на кухню. Там на столе лежали две пустые упаковки от сыра, которые до прихода грешниц были совершенно нетронутыми, а также веточки от винограда киш-миш и апельсиновые корки. У холодильника стояла та самая девка и уплетала за обе щеки столовой ложкой красную икру. Это уже было выше моих сил! Я закупился икрой на прошлой неделе, когда её продавали с большой скидкой — очень долго искал такую распродажу и нашёл с великим трудом. Скоро же Новый год, я планировал встречать его у родителей и привезти эту икру им. А сейчас икра, наоборот, поднялась в цене — большинство людей к Новому году сейчас закупается, её и без скидок купят. Как мне в таких условиях пополнить подъеденные запасы — я не представляю!

— Вон отсюда!!! Пошли все вон! — Завопил я.

Подгоняя грешниц пинками к двери, я выставил их из квартиры, захлопнул дверь, закрыл её на все замки, устало плюхнулся на диван и начал лихорадочно раздумывать над дальнейшим планом действий.

Я позвонил знакомому юристу, второпях изложил ему эту историю и спросил, можно ли этих негодяек как-нибудь засудить. Он ответил, что это у нас вряд ли получится. Да, объявление было размещено в разделе «Досуг», по всем остальным объявлениям в котором предоставляются совсем другие услуги. Но их там публикуют просто потому что так принято, а не потому, что это как-то зафиксировано в законодательстве. Теоретически, там, помимо всего прочего, могут предлагать хоть Деда Мороза на детский утренник — это ведь тоже досуг. В заголовке объявления заявлено, что это грешницы, и их поведение и правда отражает все семь смертных грехов — всё по Библии, то есть, можно сказать, соответствует задокументированным нормам. То, что я ожидал от них другого — это мои проблемы, а не их сфера ответственности: прямого обмана тут не было. А потом он попросил у меня телефон тех самых грешниц, чтобы рекомендовать их надоедливым «друзьям» с бесполезными советами, а также навязчивым и жадным клиентам. В итоге получилось, что я, вместо того, чтобы отомстить этим негодяйкам, возможно, помог им заработать ещё больше денег. Хотя я точно не знаю, обратился ли к ним кто-нибудь по совету моего знакомого или нет.