Абсурдотека:The Wonderful Wizard of Oz

Материал из Абсурдопедии
Перейти к: навигация, поиск
Abteca emblem.jpg
Вы читаете самую полную библиотеку мировой литературы.
Другие страницы…

На правах рекламы: эта страница содержит 0 % текстов Викитеки.

Вольный перевод произведения Лаймена Фрэнка Баума «Удивительный волшебник из страны Оз».

Предисловие переводчика[править]

The Wonderful Wizard of Oz (Дивный колдун страны Ос) — эталон детской литературы, созданный специально для обучения будущих педагогов в университетах США, с целью формирования правильного восприятия информации, порой содержащейся в детских книгах и учебниках. Нужно ли вспоминать о том, как много было сделано попыток перевода оригинального американского пособия для студентов с ангельского на понятный язык, однако полной ясности методики обучения до сих пор нет ни у кого, даже у маститых преподавателей. Ниже приводится очередная попытка перевода стрелок в произведении на новое время.

Глава 1. Циклоп[править]

В которой читатель знакомится с главной героиней — полной и высокой для своего возраста девочкой, её родственниками и Тотошкой. Однажды в размеренную жизнь ворвалась стихия, внезапно вырвавшая главную героиню и её пёсика из привычной среды обитания.

Дородная проживала на постоянной основе посреди великих прерий Канзаса с дядей Генри и тётей Эм. Работали они нелегально на какую-то разведку, прикрываясь поляной, густо заросшей бурьяном. Их дом был маленьким, так как пиломатериалы для его постройки приходилось возить фургоном многие мили из-за границы. Четыре стены, пол и крыша составляли единое пространство, именуемое комнатой. В хижине сэра Генри не было ни чердака, ни подвала, в привычном понимании. Так как дядя и тётя находились на нелегальной работе, в полу был заблаговременно вырезан специальный люк, открывающий вход в убежище — вырытую в земле то ли яму, то ли могилу. При инвентаризации и постановки на учёт новой недвижимости сэр Генри называл яму под домом циклопным погребом или местом, куда семья могла спрятаться в случае, если возникнет один из тех огромных исполинов или вихрей, достаточно могучих, чтобы разрушить любое здание на своём пути.

Когда Дородная по утру привычно выходила и останавливалась в дверном проёме оглядеться, то она зачастую не видела ничего, кроме огромных бескрайних серых прерий, окружавших её жилище со всех сторон.

Когда тётя Эм приехала на нелегальную работу и поселилась здесь, она была молодой красивой женщиной и женой. Однако никто из местных ковбоев так и не успел оценить её достоинства, ибо полуденное солнце и ветер сильно изменили её. Первым исчезли грёзы о секретной работе, блеск глаз и желание усердно работать на ниве разведки, поумневшие и набравшиеся жизненного опыта глаза стали трезво-серыми. Неблагоприятные природные факторы дополнили формирование: сняли алый цвет с её щёк и губ, и они тоже сделались серыми. Она превратилась в худую, тощую и измождённую, никогда не улыбающуюся бездетную стерву. Когда Дородная, ставшая по каким-то обстоятельствам сиротой, впервые пришла к ней в дом, тётя Эм была так поражена смехом ребёнка, что кричала и прижимала руку к сердцу всякий раз, когда весёлый детский голос Дородной доходил до её ушей.

Дядя (сэр) Генри никогда не смеялся. Он много работал с утра до вечера и не знал, что такое радость. Как опытный разведчик-нелегал среди цветных, он был белым: от длинной седой бороды, одолженной по случаю у Санта Клауса, до грубых ботинок, всегда выглядел суровым и серьёзным, редко говорил, много слушал и запоминал всё и вся.

И только Тотошка — бойкий мелкий кобелёк — смешил и развлекал Дородную, спасая её от царившей вокруг всё поглощающей серости, чтобы она не стала такой же серой, как и всё окружающее и даже окрестности. Тотошка мог играть от рассвета до заката, а Дородная просто души в нём не чаяла и совсем по-детски любила его.

Однако сегодня им было не до игр. Дядя Генри сидел на пороге и с тревогой смотрел на небо, которое было ещё более серым, чем обычно. Дородная привычно стояла в дверях с Тотошкой на руках и тоже смотрела на небо. И только тётя Эм занималась привычным делом — мыла посуду.

Внезапно дядя Генри грохнулся с крыльца.

— Надвигается Циклоп, Эм, — успел крикнуть он своей жене. — Я пойду присмотрю за скотиной и товарами! — С этими словами он вскочил и побежал к сараям, где содержались коровы, лошади и фураж.

Тетя Эм отложила мытьё посуды до лучших времён и подошла к двери. Одного взгляда опытной разведчицы было достаточно, чтобы понять что надвигается неотвратимая опасность и пора сваливать.

— Дитя! — строго позвала она. — Быстро беги в подполье!

Почуявший опасность Тотошка выскочил из рук Дородной и привычно решил спрятался под кроватью, а девушка стала его хватать за лапы. Тётя Эм, сильно напуганная, распахнула люк в полу и спустилась по лестнице в маленькую чёрную дыру. Дородной наконец удалось извлечь из-под кровати Тотошку и последовать за тётей. Однако, когда она была на полпути к заветному люку, раздался сильный шум и дом затрясся так сильно, что она потеряла равновесие и внезапно осела на пол.

Потом случилось странное. Домик обернулся два или три раза вокруг своей оси и медленно поднялся в воздух, словно воздушный шар.

В мгновенье ока сделалось очень темно и ветер ужасно завывал вокруг, однако Дородная с удивлением обнаружила, что ощущает себя ребёнком в колыбели, которую нежно покачивают.

Дородная медленно преодолевала свой страх. Поначалу её было очень одиноко, да и ветер так громко завывал вокруг неё, что она чуть не оглохла. Затем она стала размышлять, не разлетится ли она вдребезги, когда дом рухнет на грешную землю. Но прошли часы, а ничего страшного с ней не произошло. Наконец она переползла по покачивающемуся полу к своей кровати и легла на неё. Верный Тотошка последовал за ней, успокоился и лёг рядом.

Оказавшись в своей кровати в темноте, несмотря на раскачивание дома и завывание ветра, Дородная незаметно закрыла глаза и вскоре совсем заснула.

Глава 2. Беседа со Ждунами[править]

В которой главная героиня просыпается в фермерских владениях Ждунов — невысоких человечков, ожидающих наступления лучших времён. Так же она знакомится с Волшебницей Севера, объяснившей ей суть произошедшего. Оказывается домик, заброшенный ураганом в земли Ждунов, случайно убил поработившую их Злую Волшебницу Востока. Героиня просит вернуть её домой. Однако Волшебница Севера, явно преследуя собственную выгоду, отправляет главную героиню по дороге, вымощенной жёлтым кирпичом, в Изумрудный город Страны Ос. Объяснив, что город является штаб-квартирой всемогущего Гудмэна и корешей, которые способны отправить её домой.

Она проснулась от сотрясения, такого внезапного и сильного, что, если бы Дородная не лежала на мягкой кровати, то могла бы получить повреждения, мало совместимые с жизнью. Тотошка уткнулся ей в лицо своим холодным носиком и мрачно заскулил. Она села и заметила, что дом не двигается, а на смену зловещей тьме в окно проник яркий луч солнца, осветив маленькую комнату. Осмотревшись, она вскочила с кровати, побежала и открыла дверь.

Картина, представшая её взору, заставила маленькую девочку вскрикнуть от удивления, её глаза становились всё больше и больше.

Циклон опустил дом относительно мягко посреди окрестностей удивительной красоты. Вокруг всё было покрыто прекрасной зелёной растительностью с величественными деревьями, приносящими ароматные и сочные плоды. Повсюду цвело и благоухало безбрежное море великолепных цветов, на деревьях и кустах пели и порхали с ветки на ветку экзотические птицы с редким и ярким оперением. Немного поодаль протекал небольшой ручей, бурлящий между зелеными берегами и бормотавший о чём-то приятном маленькой девочке, которая так долго жила в сухих серых прериях.

Пока она стояла, с изумлением разглядывая странные и красивые достопримечательности, к ней незаметно приблизилась группа самых необычных людей, которых она привыкла видеть. Они были того же роста, что и Дородная, которая слыла высоким ребёнком для своего возраста. Однако с первого взгляда было очевидно, что они были вполне взрослыми.

Трое мужчин и одна женщина были странно одеты. Они носили необычные, в привычном понимании Дородной, костюмы и круглые шляпы с маленькими колокольчиками по краям, которые сладко звенели при движении. Шляпы мужчин, равно как и их костюмы, были синими. Носили они начищенные до блеска ботинки с тёмно-синими завитками на голенищах. Шляпа маленькой женщины была белой, и на ней было белое складчатое платье с россыпью мелких звездочек, которые блестели на солнце, как бриллианты. Этим люди, подумала Дородная, было приблизительно столько же лет, что и дяде Генри, потому что двое из них были с бородой. Но маленькая женщина, несомненно, была намного старше. Её лицо было покрыто морщинами, волосы были почти белыми, а передвигалась она довольно скованно.

Когда незнакомцы подошли к дому, в дверях которого стояла Дородная, они остановились в нерешительности и стали перешёптываться между собой, опасаясь подойти поближе. Однако старуха подошла к Дородной, низко поклонилась и ласково сказала:

— Добро пожаловать, благороднейшая волшебница, в земли Ждунов. Мы весьма благодарны тебе за то, что ты убила Злобную Ведьму Востока и освободила Ждунов из рабства.

Дородная слушала с нескрываемым удивлением. Что могла иметь в виду маленькая женщина, называя её волшебницей и говоря, что она убила Злобную Ведьму Востока? Дородная была невинной, безобидной маленькой девочкой, которую циклон унёс за много миль от дома. К тому же она никогда ещё никого не убивала в своей жизни.

— Вы очень любезны, но, должно быть, произошла какая-то ошибка. Я никого не убивала.

— Во всяком случае, ты или твой дом — это не важно, — со смехом ответила маленькая старушка. — Смотри! — продолжила она, указывая на угол дома. — Две её ноги всё ещё торчат из-под домика.

Дородная посмотрела в направлении жеста говорящей и испуганно вскрикнула. Там, действительно, прямо из-под большой балки, на которую опирался дом, торчали две ноги, обутые в серебряные туфли с по-восточному острыми носками.

— Ой, — воскликнула Дородная, в ужасе сцепив руки. — Дом, должно быть, обрушился на неё. Что же нам делать?

— Ничего не поделаешь, — спокойно сказала маленькая женщина.

— Но кто она была? — спросила Дородная.

— Как я уже сказала, это — Злая Ведьма Востока, — торжественно ответила маленькая женщина, — Которая держала всех Ждунов в неволе много лет, сделав их рабами. Отныне они все освобождены и благодарны за обретённую свободу.

— А кто такие Ждуны? — в свою очередь поинтересовалась Дородная.

— Это народ, живущий на восточной земле, которой правила Злая Ведьма.

— Вы тоже из Ждунов? — поинтересовалась Дородная.

— Нет, но я их друг, хотя я живу на Севере. Когда Ждуны обнаружили Ведьму Востока мёртвой, они тут же послали за мною гонца, и я сразу же явилась. Я — Ведьма Севера.

— О, — воскликнула Дородная. — Вы настоящая ведьма?

— Ага, — ответила маленькая женщина. — Но я добрая ведьма, и люди меня любят. Я не такая могущественная, как Злая Ведьма, правившая Востоком, иначе давно бы смогла освободить Ждунов под свою юрисдикцию.

— А я то думала, что все ведьмы злые, — сказала оробевшая от встречи с настоящей ведьмой девушка.

— О нет, это великое заблуждение. Во всей Стране Ос до недавнего времени было всего четыре ведьмы. При этом две из них, правящие на Севере и Юге, хорошие ведьмы. Я знаю, что это правда, ибо являюсь одной из них и не могу ошибаться. Те, что правят Востоком и Западом, действительности являются Злыми Ведьмами. Но теперь, когда вам удалось убить одну из них, во всей Стране Ос осталась всего одна Злая Ведьма — та, которая правит Западом.

— Но, — сказала Дородная, немного подумав, — тётя Эм говорила мне, что все ведьмы давно мертвы, с ними покончено много лет назад.

— Кто такая тётя Эм? — спросила старуха.

— Она моя тётя, которая живёт в Канзасе, откуда я родом.

Ведьма Севера, казалось, какое-то время думала, склонив голову и глядя в землю. Затем она подняла глаза и сказала, — Я не знаю, где находится Канзас, потому что я никогда не слышала, чтобы эта страна упоминалась раньше. Но скажите мне, это цивилизованная страна?

— Ну, да, — ответила Дородная.

— Тогда это многое объясняет. Я считаю, что в цивилизованных странах не осталось ни ведьм, ни волшебников, ни волшебниц, ни волшебниц. Но, видите ли, Страна Ос никогда не была цивилизованной, потому что мы отрезаны от всего остального мира. Поэтому среди нас всё ещё есть ведьмы и волшебники.

— А кто эти волшебники? — спросила Дородная.

— Дивный Колдун Страны Ос — Величайший Волшебник, — ответила Ведьма, понизив голос до шёпота. — Он могущественнее всех нас вместе взятых. Он живёт в Изумрудном Городе и содержит корпорацию — Классный Мужик и Кореша (англ. Goodman&Co, Good man and company).

Дородная готовилась задать следующий вопрос, однако в этот момент Ждуны, всё время разговора молча стоявшие рядом, громко закричали и указали на угол дома, из-под которого совсем недавно торчали ноги Злой Ведьмы Востока.

— Что случилось? — удивилась старуха, посмотрела и засмеялась. Ноги мёртвой Ведьмы полностью исчезли и не осталось ничего, кроме серебряных башмаков. Она была настолько стара, — объяснила Ведьма Севера, — что быстро высохла и испарилась на солнце. Таков её конец. Но серебряные туфли твои, и ты будешь их носить. — С этими словами она подняла туфли и, стряхнув с них пыль, протянула их Дородной.

— Ведьма Востока очень гордилась этими серебряными туфлями, — сказал один из Ждунов, — обладание ими придаёт особые возможности, но какие, мы никогда не знали.

Дородная отнесла туфли в дом, затем снова вышла к Ждунам и сказала, — Я очень хочу вернуться к тёте и дяде, потому что уверена, что они будут беспокоиться обо мне. Вы можете помочь мне найти дорогу?

Ждуны и Ведьма сначала посмотрели друг на друга, затем на Дородную и покачали головами.

— На востоке, неподалёку отсюда, — сказал один, — раскинулась великая пустыня, но ни один не выжил, пытаясь пересечь её.

— То же самое и на Юге, — сказал другой, — потому что я был там и видел это. Юг — это страна кводлингов.

— Мне сказали, — сказал третий мужчина, — что то же самое и на Западе. И этой страной, где живут Мигуны, которыми правит Злая Ведьма Запада, которая порабощает любого, попавшегося ей на глаза или случайно оказавшегося на её территории.

Север — мой дом, — сказала старушка, — а на его краю — та же самая великая пустыня, которая окружает Страну Ос. Боюсь, моя дорогая, тебе придётся жить с нами.

Дородная заплакала, потому что ей было одиноко жить среди всех этих странных людей. Её слезы, казалось, опечалили добрых Ждунов, потому что они немедленно вынули свои носовые платки и тоже начали плакать. Что до старухи, то она сняла шляпу, торжественно сосчитала «Раз, два, три». Колпачок сразу превратился в грифельную доску, на которой большими белыми буквами было написано: «ОТПУСТИТЕ ДОРОДНУЮ В ИЗУМРУДНЫЙ ГОРОД».

Маленькая старушка ознакомившись с текстом, прочитала слова вслух и тут же спросила: «Тебя зовут Дородная, моя дорогая?»

— Да, — ответила девочка, подняв глаза и вытирая слёзы.

— Тогда ты должна отправиться в Изумрудный город, возможно Дивный Колдун Страны Ос поможет тебе.

— Где этот город? — спросила Дородная.

— Город расположен точно в центре страны, а правит им Великий Волшебник Колдун Страны Ос, о котором я тебе говорила.

— А он хороший человек? — поинтересовалась девушка с тревогой.

— Колдун и шаман он известный, а о его человеческих качествах я ничего не могу сказать, ибо никогда не видела его.

— Как я могу туда попасть? — спросила Дородная.

— Ты должна идти пешком. Это долгое путешествие по стране, которая иногда бывает приятной, а иногда тёмной и ужасной. Однако я буду использовать все известные мне магические искусства, чтобы уберечь тебя от беды.

— Не пойдешь ли ты со мной? — умоляюще спросила девушка, которая начала видеть в старухе своего единственного друга.

— Нет, я не могу этого сделать, — ответила она, — но я поцелую тебя, и никто не посмеет ранить человека, которого поцеловала Северная Ведьма.

Она подошла к Дородной и нежно поцеловала её в лоб. Как вскоре обнаружила Дородная, там, где её губы коснулись девушки, они оставили круглый сияющий след.

— Дорога к Изумрудному Городу вымощена жёлтым кирпичом, — сказала Ведьма, — так что вы не сможете не заметить её. Если вам дорога жизнь, никуда с неё не сворачивайте. А когда доберетесь до Страны Ос, не бойтесь его, расскажите свою историю и попросите помочь вам. Прощай, дорогая.

Трое Ждунов низко поклонились и пожелали ей приятного путешествия, после чего они ушли сквозь деревья. Ведьма Севера по-дружески кивнула Дородной, трижды обернулась на левой пятке и тут же исчезла, к большому удивлению маленького Тотошки, который громко залаял ей вслед, когда она ушла, потому что боялся даже рычать, пока она стояла рядом.

Но Дородная читала о ведьмах и ожидала, что та исчезнет именно так, и нисколько не удивилась.

Глава 3. Спасение Страшилы[править]

В которой главная героиня основательно подкрепившись, отправляется по дороге из жёлтого кирпича в направлении Изумрудного города. К исходу первого дня пути, заночевав у состоятельно фермера, главная героиня узнаёт, что путь в Изумрудный город на самом деле сложен и неблизок. Тем не менее, на следующий день она продолжает свой путь. Остановившись переждать полуденный зной, главная героиня встречает на кукурузном поле говорящего Страшилу, Страшила выражает желание идти в Изумрудный город за мозгами. Благородная главная героиня снимает неудавшегося стража кукурузного поля с шеста и дарит ему свободу передвижения.

Когда Дородная осталась одна, то почувствовала голод. Подойдя к буфету она нарезала хлеб, который намазала маслом. Поделившись с Тотошеой, она взяла с полки ведро и направилась к ручью, чтобы наполнить его чистой газированной водой. Тотошка подбежал в сад и начал лаять на сидящих на ветвях птиц. Дородная пошла за ним и увидела свисающие с веток восхитительные фрукты, которые собрала с веток, справедливо считая, что это именно то, что ей нужно, чтобы дополнить свой завтрак.

Утолив голод, она вернулась в дом и, напившись с Тотошкой холодной чистой воды, стала готовиться к путешествию в Изумрудный город. У Дородной было только одно запасное платье, но оно было выстирано и выглажено и висело на крючке возле кровати. Платье было белым в голубую клетку, и хотя оно успело полинять от многочисленных стирок, по-прежнему выглядело неплохо. Тщательно умывшись, надев чистое платье и симпатичную розовую шляпку, взяв небольшую корзинку, положила в неё хлеб из буфета и фрукты из Ведьминого сада, накрыла чистым белым полотенцем. Критично осмотрев свои башмаки она поняла, что они очень старые и не выдержат долгой дороги. Сняв свои старые башмаки, примерила серебряные башмачки Злой Волшебницы Востока. Они оказались ей впору, словно были сделаны специально для неё. Прихватив корзинку она обратилась к Тотошке:

— Ну что ж, Тотошка, — вздохнула она. — Делать нечего! Придётся совершить вояж в Изумрудный город, чтобы попросить колдуна Гудмэна отправить нас обратно в Канзас. Сдаётся мне, что нам придётся познакомиться его корпорацией.

Она тщательно закрыла дверь, заперла её на ключ, ключ положила в кармашек платья и двинулась в путь. Тотошка вприпрыжку бросился следом за ней. Оказавшись на перекрестке, она вспомнила, что дорога, ведущая в Изумрудный город вымощена жёлтым кирпичом. Серебряные каблучки звонко зацокали по твёрдому покрытию. Ярко светило солнце, птицы громко пели, а Дородная вовсе не чувствовала себя несчастной, как могла бы себя чувствовать любая девочка её возраста, внезапно оказавшаяся в далёкой чужой стране.

По обе стороны дороги открывались чудесные виды. За аккуратными заборами, выкрашенными в приятный голубой цвет, расстилались поля, где росли пшеница, кукуруза, капуста и многое другое. Ждуны оказались прекрасными фермерами: на их полях рос отменный урожай. Временами из дома выходил кто-то из Ждунов и, увидев девочку, идущую по дороге из жёлтого кирпича, отвешивал низкий почтительный поклон. Это было не удивительно, ибо весть о девочке, уничтожившей Злую Волшебницу Востока уже успела разлететься среди освобождённого из рабства народа Ждунов. Дома не отличались разнообразием — все они были непривычной формы под крышами в виде высокого купола, и выкрашены в любимый Ждунами голубой цвет.

Поля и дома казались бесконечными и к вечеру, когда Дородная уже порядком устала и начала думать об отдыхе и ночлеге, она подошла к дому, который был гораздо больше остальных. Там было какое-то торжество, все пели и танцевали, а стол ломился от яств. Её радостно встретили, называли волшебницей, убившей Злую Ведьму Востока. Спорить было бесполезно. Отужинав, Дородная отправилась в выделенную ей комнату с очень удобной мягкой постелькой с голубыми простынями.

— Далеко ли до Изумрудного города? — поинтересовалась она поутру у гостеприимного хозяина.

— Точно не знаю, — уклончиво ответил гостеприимный хозяин. — Я там никогда не был. Если у тебя нет важного дела к Великому Волшебнику, то лучше не попадаться ему на глаза. Мне только известно, что путь в Изумрудный город долгий и идти туда надо несколько дней. Несмотря на то, что дорога проложена по прекрасной красивой стране, порой путникам приходится преодолевать места трудные и опасные.

Это слегка обеспокоило, но, поскольку только Великий Гудмэн мог отправить её назад в Канзас, она была готова к трудностям. Попрощавшись с гостеприимными хозяевами, Дородная вновь двинулась в путь по дороге из жёлтого кирпича. Она долго шла пока полуденное солнце не вынудило её передохнуть под сенью изгороди у дороги. За изгородью тянулось большое кукурузное поле, а невдалеке маячило чучело, посаженное на шест, чтобы отпугивать птиц, желающих поклевать спелую кукурузу. Голова пугала представляла собой мешочек, набитый соломой, на котором краской были нарисованы глаза, нос и рот, успешно имитирующие человеческое лицо. Голову венчала традиционная голубая остроконечная шляпа. Одето чучело было в весьма поношенный голубой костюм, набитый соломой, а обуто в голубые сапоги с широкими отворотами, какие носили все Ждуны. Это был очень неплохо сделанный Страшила.

Вдруг, к немалому удивлению Дородной, Страшила подмигнул ей одним нарисованным глазом. Поначалу девочка решила, что ей это померещилось от полуденного зноя, потому что в Канзасе огородные пугала не подмигивают. Однако, чтобы развеять всяческие сомнения, Страшила очень дружески покивал ей головой. Тогда Дородная встала со скамеечки, расположенной в тени изгороди, и подошла к Тотошке, который с громким лаем носился вокруг человека из соломы.

— Добрый день, — хрипло прошелестел Страшила.

— Ты умеешь говорить? — изумилась Дородная.

— Разумеется, — ответил Страшила. — Как ты поживаешь?

— Неплохо. А ты?

— Так себе, — сказал Страшила и улыбнулся. — Вообще-то не больно весёлое занятие торчать день и ночь на шесте и отпугивать ворон.

— Разве ты не можешь слезть?

— Нет, мне в спину воткнули шест. Если ты меня с него снимешь, я буду тебе чрезвычайно признателен.

Не долго думая, она приподняла обеими руками соломенного человека и без особого труда сняла его с шеста. Оказалось, что он почти ничего не весил.

— Большое спасибо, — поблагодарил Страшила, оказавшись на земле. — Красота! Ну прямо заново родился!

Дородная просто не верила своим глазам. Соломенный человек умел не только говорить, но кланяться и ходить. Вот уж действительно, волшебная страна.

— Кто ты? — в свою очередь поинтересовался Страшила, потянувшись и зевнув. — И куда путь держишь?

— Меня называют Дородной, а иду я в Изумрудный город к Великому Колдуну, Мудрецу и волшебнику Страны Ос, чтобы он вернул меня домой в Канзас.

— А где находится Изумрудный город и кто такой Ос? — осведомился Страшила.

— Неужели ты не знаешь? — удивилась девочка.

— Нет, я вообще ничего не знаю. Я набит соломой, и в голове у меня нет мозгов.

— Как мне тебя жаль! — воскликнула Дородная.

— А как мне себя жаль… если я пойду с тобой в Изумрудный город, не даст ли Великий мудрец и колдун Страны Ос мне немножечко мозгов? — вдруг спросил Страшила.

— Не знаю, — отвечала Дородная, — но, если хочешь, пойдём вместе. Даже если Гудмэн не даст тебе мозгов, тебе ведь не станет хуже, чем сейчас?

Это верно, — согласился Страшила и заговорил доверительным тоном. — В конце концов я не имею ничего против того, что набит соломой. Если кто-то наступит мне на ногу или вонзит в руку булавку, мне всё нипочём: боли я не чувствую. Но мне вовсе не хотелось бы, чтобы люди считали меня глупцом. Ведь раз у меня вместо мозгов солома, как я смогу понять, что собой представляет этот мир?

— Как я тебя понимаю, — отозвалась Дородная. — Если ты пойдёшь вместе со мной, я попрошу за тебя Гудмэна.

— Вот спасибо! — обрадовался Страшила.

Дородная помогла Страшиле перелезть через изгородь, и они двинулись в Изумрудный город по дороге, мощённой жёлтым кирпичом.

Тотошке новый спутник сначала не понравился. Время от времени он угрожающе рычал, после чего принимался подозрительно и деловито его обнюхивать, опасаясь, что в соломе свили гнездо мыши.

— Не бойся Тотошки, он не укусит.

— Я и не боюсь, — отвечал Страшила. — Даже если он и укусит, соломе не будет больно. Разреши, я понесу твою корзинку. Мне это не трудно, я ведь никогда не устаю. Хочешь, я расскажу тебе мой секрет, — прошептал он чуть позже на ухо. — Знаешь, чего я боюсь больше всего?

— Мышей?

— Нет, — сказал Страшила. — Огня.

Глава 4. Лесное путешествие[править]

В которой путники, пройдя через фермерские владения Ждунов, оказываются в Дремучем лесу. Дабы скоротать время, между ними завязывается беседа о том, что обладающие мозгом люди предпочитают жить не там, где лучше, а на родине, даже если это пустыня. Зная, что впереди должен быть выход и там их ждёт Изумрудный город, путешественники продолжают идти несмотря на спустившуюся на землю ночь. Внезапно Страшила справа от дороги увидел хижину, в которой Тотошка с хозяйкой решили переночевать, а Страшила, не нуждающийся в отдыхе, занял место у входа, охраняя их сон.

Глава 5. Освобождение Железного Дровосека[править]

В которой отдохнувшие за ночь путники, позавтракав, случайно обнаруживают заржавевшего Железного Дровосека. С помощью несложных инструкций и маслёнки, обнаруженной в хижине, дровосека смазывают и возвращают ему свободу передвижения. Подробно расспросив спасителей о цели их путешествия и его конечной цели, Железный Дровосек также решил направиться к Великому и Ужасному Гудмэну, чтобы попросить у него сердце. Увидев удивление, дровосек рассказал историю о том, как человек из плоти и крови, с мозгами и сердцем превратился в Железного Дровосека, мечтавшего вернуть только сердце. Несмотря на то, что новые спутники Дородной не нуждались в воде, пище и отдыхе, ей самой следовало позаботиться о пополнении запасов провизии.

Глава 6. Трусливый лев[править]

В которой путники, с трудом различавшие в лесной чаще дорогу из жёлтого кирпича, таки напоролись на хищника. В роли хищника выступил известный писатель Лев, заколдованный юными волшебницами в дикого зверя. Правда смелостью он не отличался, что сам прекрасно осознавал. После бурного знакомства и выяснения отношений, Трусливый лев согласился примкнуть к честной кампании, чтобы попасть в Изумрудный город исполнения желаний. По дороге сентиментальный Железный Дровосек случайно раздавил насекомое и пустил скупую слезу, которой оказалось достаточно для ржавления челюстей. Услужливый Страшила оказался рядом, и речь Железному Дровосеку вновь была возвращена.

Тем временем путешественники продолжали своё шествие по дороге, ведущей через огромный Дикий Лес на встречу новым приключениям. Дорога по-прежнему была вымощена жёлтым кирпичом, правда его почти не было видно под густым слоем мха, сухих веток и опавших листьев. С пути было сбиться легче лёгкого. К тому же в этой части леса почти не встречались птицы. Птицы обожают чирикать на лесных опушках, где ярко светит солнце и хорошо заметны приближающиеся хищники. Теперь временами из лесной чащи доносилось свирепое рычание. От этих душераздирающих звуков у Дородной начинало бешено биться и колотиться сердце, потому что она понимала, что неведомый страшный хищник скрываются где-то рядом в лесном сумраке. Тотошка, похоже, догадывался, в чём дело, и всё время жался к ногам хозяйки, не осмеливаясь залаять.

— Когда уже закончится этот лес? — поинтересовалась девочка у Железного Дровосека.

— Не знаю, — деловито ответил он. — Я никогда не ходил по этой дороге и никогда не был в Изумрудном городе. Мой отец, когда я ещё был маленьким, рассказывал, что бывал там, но путь туда тернист, долог и труден, зато ближе к Изумрудному городу начинаются прекрасные места. Что же касается трудностей и опасностей, то я их не боюсь, если под рукой маслёнка. Страшила, я вижу, тоже не из пугливых, а у тебя на лбу след от поцелуя Доброй Волшебницы.

— А кто защитит Тотошку? — забеспокоилась Дородная.

— Если он попадёт в беду, то все мы незамедлительно придём ему на помощь, — заверил её Железный Дровосек.

Но не успел он закончить своей полной пафоса тирады, как из Дремучего Леса раздался Дикий, душераздирающий рёв и на дорогу выскочил огромный страшный лев. Одним ударом когтистой лапы он отбросил Страшилу далеко в кусты. Следующим ударом он опрокинул Железного Дровосека, который несмотря на то, что упал, всё же остался невредимым.

Увидев замешательство врага, маленький отважный Тотошка с лаем бросился на него. Лев уже разинул свою огромную пасть, чтобы проглотить храбреца. Но в этот момент Дородная, позабыв про страх, ринулась на защиту своего верного друга. Оказавшись между Тотошкой и Львом, она не долго думая стукнула огромного хищника по носу кулаком и крикнула:

— Не смей кушать Тотошку! Как тебе не совестно — такой большой, а нападаешь на маленькую собачку!

— Я не тронул его, — виновато возразил Лев, потирая лапой ушибленный нос.

— Но ты собирался это сделать, — не отставала Дородная. — Да ты просто трус и больше никто!

— Это правда! — согласился Лев, удручённо склонив голову. — Я всегда знал об этом. Но я ничего не могу с собой поделать! Как мне быть?

— Чего не знаю, того не знаю, — ответила Дородная. — А скажи-ка на милость, зачем ты ударил несчастного, набитого соломой Страшилу?

— Так он набит соломой? — удивился Лев, глядя, как Дородная подняла Страшилу, поставила его на ноги и похлопала ладошками со всех сторон, чтобы вернуть ему правильную форму.

— Конечно, — сердито проворчала Дородная.

— Вот, значит, почему он так далеко улетел! — воскликнул Лев. — А я-то никак не мог сообразить, что такое происходит. А второй чем набит таким звонким?

— Нет, он пустотелый и сделан из железа, — объяснила Дородная, помогая подняться на ноги и Железному Дровосеку.

— Потому-то я чуть не сломал об него когти! — догадался Лев. — Они так заскрежетали о его туловище, что у меня мурашки по коже побежали. А что это за маленькое создание, которое ты так любишь?

— Это мой пёсик Тотошка.

— Он набит соломой или сделан из железа? — полюбопытствовал Лев.

— Нет, он из плоти и крови, но есть его нельзя, потому что он мой друг.

— Какой смешной зверёк. И какой маленький! Только такой трус, как я, мог поднять лапу на этого малыша, — печально и самокритично проговорил Лев, в очередной раз склоня голову.

— Почему ты такой трусливый? — недоумённо спросила Дородная у Льва, который ростом был со средних размеров лошадь.

— Это большая загадка, — отвечал тот. — Таким уж я родился. Все остальные лесные обитатели считают, что я невероятно храбр и свиреп, ведь Лев — это царь зверей. Я заметил, что стоит мне рявкнуть как следует, как всё живое кидается от меня наутёк. Когда мне встречаются люди, я страшно пугаюсь, но грозно рычу — и они тоже разбегаются куда глаза глядят. Если бы слон, тигр или медведь вступили со мной в поединок, я бы сам пустился прочь — такой уж я жалкий трус! — но, услышав моё рычание, они стараются убраться поскорей с моего пути. И я им это благородно позволяю сделать.

— Но это же неправильно. Царь зверей не может быть трусом! — воскликнул пришедший в себя Страшила.

— Согласен, — сказал Лев, вытирая кончиком хвоста набежавшую слезу. — И это страшно расстраивает меня. Это не жизнь, а пытка! Как только возникает малейшая опасность, моё сердце так и готово выпрыгнуть из груди.

— Возможно у тебя сердечная болезнь? — предположил Железный Дровосек.

— Может быть, — согласился Трусливый Лев.

— Но если это так, — продолжал Дровосек, — ты должен радоваться, ибо это означает, что у тебя есть сердце. У меня же сердца нет и, стало быть, не может быть сердечной болезни.

— Возможно, я не был бы трусом, если бы у меня не было сердца, — задумчиво проговорил Трусливый Лев.

— А мозги у тебя есть? — спросил Страшила.

— Наверное, есть. Впрочем, я никогда их не видел, — ответил Трусливый Лев. — На самом деле я — писатель Лев, только мне не хватает смелости признаться, что я являюсь автором многотомника «Война и мир», за что был превращён в гигантского кота юными волшебницами, которых родители и учителя заставляли читать этот роман.

— Я иду в Изумрудный город к Великому Колдуну Страны Ос Гудмэну попросить у него немножко мозгов. А то голова у меня набита соломой, — сообщил Страшила.

— А я хотел бы попросить у него сердце, — подхватил Железный Дровосек.

— А я хочу, чтобы Великий и Ужасный Повелитель Ос отправил нас с Тотошкой домой в Канзас, — сказала Дородная.

— Как вы думаете, — оживился Лев, — не сможет ли Великий и Ужасный дать мне немножко храбрости или я сбегу не дожидаясь его появления?

— Полагаю, ему это сделать ничуть не труднее, чем дать мне мозги, — ответил Страшила.

— А мне сердце, — добавил Железный Дровосек.

— Или послать меня в Канзас, — заключила Дородная.

— Тогда, если вы не против, — решил Лев, — я пойду вместе с вами. А то жизнь труса мне стала уже невмоготу. Да и записывать приходящие в голову идеи когтистой лапой не так удобно.

— Мы только будем рады, если ты присоединишься к нам. - Ты будешь отпугивать хищников. По-моему, они ещё трусливее тебя, если боятся, когда ты на них рычишь.

— Наверное, — согласился Лев, — но, к несчастью, я-то не становлюсь от этого храбрее. И пока я буду знать, что в душе я жуткий трус, жизнь моя будет сплошным несчастьем.

Тем временем, маленький отряд двинулся в путь. Лев важно вышагивал рядом с Дородной. Тотошка поначалу справедливо опасался своего нового товарища, потому что помнил, как едва не погиб при первой встрече с ним. Однако понемногу освоился и вскоре Лев и Тотошка сделались неразлучными друзьями.

Больше никаких серьёзных потрясений на долю путников в этот день не выпадало. Разве что Железный Дровосек случайно наступил на жука, который на свою беду переползал через дорогу из жёлтого кирпича и конечно же его раздавил. По своей натуре Железный Дровосек всегда избегал наносить какой-либо вред живым существам. Гибель несчастного жука настолько расстроила Железного Дровосека, что тот заплакал. Слёзы потекли по его лицу, отчего тотчас же заржавели суставы на челюстях. Когда Дородная обратилась к нему с каким-то вопросом, Железный Дровосек даже не смог рта открыть, чтобы ответить. Это страшно его перепугало. В панике он стал делать руками отчаянные знаки, но Дородная всё никак не могла понять, что случилось. Лев тоже был в полном недоумении. Первым догадался Страшила. Он вынул из корзинки маслёнку и смазал суставы-шарниры. Таким образом, Железный Дровосек снова обрёл дар речи.

— Это будет мне хорошим уроком! — назидательно изрёк он. — Надо всегда смотреть под ноги. Если я буду проявлять неосторожность и раздавлю ещё какого-нибудь жучка или паучка, то опять заплачу, и тогда снова заржавеют мои челюсти, и я не смогу говорить.

После этого происшествия он шёл и таращился вниз. Увидев муравья, ползущего через дорогу, он аккуратно переступал через него. Железный Дровосек знал, что у него нет сердца, и потому старался быть особенно внимательным к окружающим.

— У людей есть сердца, — сказал он, — и они всегда могут прислушаться к их зову и сделать то, что полагается. Но у меня нет сердца, и потому приходится постоянно быть начеку. Когда Великий Колдун Страны Ос даст мне сердце, тогда уж можно будет немножко расслабиться.

Глава 7. Полоса препятствий[править]

В которой путники, встречаются с полосой препятствий, которую необходимо преодолеть, чтобы попасть в Изумрудный город. Желание достичь конечной цели и получить за это причитающуюся награду в виде исполнения желаний, путники, помогая друг другу начинают преодолевать возникшие перед ними препятствия.

Глава 8. Страшное маковое поле[править]

В которой путники, преодолев бурную реку, случайно оказываются на маковом поле, аромат которого способен усыпить всё живое. Осознав весь драматизм ситуации, Страшила командует Трусливому льву как можно скорее выбираться за пределы макового поля, а сам с Железным Дровосеком берётся вынести заснувшую главную героиню в безопасное место. В конце пути выясняется, что лев заснул на маковом поле и никто из путников не сможет его оттуда вытащить.

Глава 9. Королева мышей[править]

В которой Железный Дровосек убивает дикого кота, гнавшегося за мышью, оказавшейся Королевой мышей. Королева созывает тысячи своих подданных, Железный Дровосек изготавливает тачку, на которой совместными усилиями удаётся вывезти Трусливого льва с макового поля. Поблагодарив и отпустив мышей, путники стали ждать окончательного пробуждения теплокровных, чтобы продолжить путь по дороге из жёлтого кирпича.

Глава 10. Страж городских ворот[править]

В которой путники, после пробуждения Трусливого льва, снова разыскивают мощёную дорогу, ведущую к заветной цели. Вновь наступает время ночлега. Остановившись в доме на окраине поля, они узнают от местного фермера, что Гудмэн и кореша является Великим Колдуном, способным принимать различные обличья (легко меняет свой облик). Таким образом, никто не видел его истинного лица, к тому же он никого и никогда не принимает. С восходом солнца, путники снова двинулись по дороге из жёлтого кирпича и дошли по ней до ворот Изумрудного города. Оглядев великолепные изумруды, путники дёрнули за колокольчик, висевший под вывеской «Goodman&Co». Ворота распахнулись и они оказались в небольшом зале. Страж Городских Ворот, одетый во всё зелёное, поинтересовался кто они и зачем пришли. Выслушав пришельцев, он велел каждому одеть специальные очки, запираемые на замочек. После чего сам надел очки, открыл внутренние ворота и путники оказались в Изумрудном городе.

Глава 11. Изумрудный город страны Ос[править]

Глава 12. В поисках злой волшебницы[править]

В которой слегка разочарованные жаждущие исполнения заветных желаний пришельцы снова оказались на проходной, где Страж Городских Ворот услужливо открыл замочки и снял со всех зелёные очки, после чего учтиво распахнул городские ворота с вывеской «Goodman&Co». Главная героиня поинтересовалась у стража, по какой дороге им следует идти. На что Страж Городских Ворот вполне резонно объяснил, что в направлении, куда послал их Гудмэн, дороги не существует, ибо в те края никому не хочется отправляться по доброй воле. Подумав немного, страж добавил, что следует идти на закат солнца. Пройдя долгий и тернистый путь, охотники за приключениями таки натолкнулись на Злую Волшебницу Запада, обладавшую по сути Всевидящим Оком — одним единственным мощным телескопическим глазом, с помощью которого она видела всё. Как и полагается Злой Волшебнице, они использовала все силы и средства для порабощения пришельцев, что ей в итоге удалось. Для главной героини начались трудные дни: её попутчики были нейтрализованы и помочь было некому. Развязка наступила из-за патологической жадности Злой Волшебницы, позарившейся на серебряные башмачки главной героини. В завязавшейся драке, волшебница была облита водой и погибла. Цель была достигнута.

Глава 13. Освобождение[править]

В которой главная героиня становится повелительницей Диких обезьян и освобождает своих попутчиков. Получив причитавшиеся за освобождение из рабства Мигунов почести, основательно отдохнув и восстановив силы, путники снова отправились в Изумрудный город.

Глава 14. Дикие обезьяны[править]

В которой в очередной раз выясняется, что дороги между Изумрудным городом и землями Мигунов в природе не существует и добраться возможно лишь по воздуху. Пришлось воспользоваться услугами Диких обезьян, которые по дороге поведали историю своего порабощения. Тем временем новая повелительница Диких обезьян и сопровождающие её лица были доставлены к воротам Изумрудного города.

Глава 15. Великий и ужасный[править]

Глава 16. Магическое искусство великого обманщика[править]

Глава 17. Воздушный шар[править]

Глава 18. Путешествие на юг[править]

Глава 19. Воюющие деревья[править]

Глава 20. В фарфоровой стране[править]

Глава 21. Лев становится царём зверей[править]

Глава 22. Страна Кводлингов[править]

Глава 23. Глинда исполняет желание Дородной[править]

Глава 24. Снова дома[править]

Тетушка Эм вышла из дома, чтобы полить капусту, а когда подняла глаза, то увидела как Дородная бежит к ней.

— Моя дорогая! — воскликнула она, обнимая и покрывая лицо ребёнка поцелуями. — Откуда ты взялась?

Из лесу вестимо Из Страны Ос, — серьёзно ответила Дородная. — А вот и Тотошка. Как я рада, что снова дома!