Абсурдотека:The Wonderful Wizard of Oz: 6

Материал из Абсурдопедии
Перейти к: навигация, поиск
Abteca emblem.jpg
Вы читаете самую полную библиотеку мировой литературы.
Другие страницы…

На правах рекламы: эта страница содержит 0 % текстов Викитеки.

Вольный перевод главы 6 произведения Лаймена Фрэнка Баума «Удивительный волшебник из страны Оз».

Глава 6. Трусливый лев[править]

Тем временем путешественники продолжали своё шествие по дороге, ведущей через огромный Дикий Лес на встречу новым приключениям. Дорога по-прежнему была вымощена жёлтым кирпичом, правда его почти не было видно под густым слоем мха, сухих веток и опавших листьев. С пути было сбиться легче лёгкого. К тому же в этой части леса почти не встречались птицы. Птицы обожают чирикать на лесных опушках, где ярко светит солнце и хорошо заметны приближающиеся хищники. Теперь временами из лесной чащи доносилось свирепое рычание. От этих душераздирающих звуков у Дородной начинало бешено биться и колотиться сердце, потому что она понимала, что неведомый страшный хищник скрываются где-то рядом в лесном сумраке. Тотошка, похоже, догадывался, в чём дело, и всё время жался к ногам хозяйки, не осмеливаясь залаять.

— Когда уже закончится этот лес? — поинтересовалась девочка у Железного Дровосека.

— Не знаю, — деловито ответил он. — Я никогда не ходил по этой дороге и никогда не был в Изумрудном городе. Мой отец, когда я ещё был маленьким, рассказывал, что бывал там, но путь туда тернист, долог и труден, зато ближе к Изумрудному городу начинаются прекрасные места. Что же касается трудностей и опасностей, то я их не боюсь, если под рукой маслёнка. Страшила, я вижу, тоже не из пугливых, а у тебя на лбу след от поцелуя Доброй Волшебницы.

— А кто защитит Тотошку? — забеспокоилась Дородная.

— Если он попадёт в беду, то все мы незамедлительно придём ему на помощь, — заверил её Железный Дровосек.

Но не успел он закончить своей полной пафоса тирады, как из Дремучего Леса раздался Дикий, душераздирающий рёв и на дорогу выскочил огромный страшный лев. Одним ударом когтистой лапы он отбросил Страшилу далеко в кусты. Следующим ударом он опрокинул Железного Дровосека, который несмотря на то, что упал, всё же остался невредимым.

Увидев замешательство врага, маленький отважный Тотошка с лаем бросился на него. Лев уже разинул свою огромную пасть, чтобы проглотить храбреца. Но в этот момент Дородная, позабыв про страх, ринулась на защиту своего верного друга. Оказавшись между Тотошкой и Львом, она не долго думая стукнула огромного хищника по носу кулаком и крикнула:

— Не смей кушать Тотошку! Как тебе не совестно — такой большой, а нападаешь на маленькую собачку!

— Я не тронул его, — виновато возразил Лев, потирая лапой ушибленный нос.

— Но ты собирался это сделать, — не отставала Дородная. — Да ты просто трус и больше никто!

— Это правда! — согласился Лев, удручённо склонив голову. — Я всегда знал об этом. Но я ничего не могу с собой поделать! Как мне быть?

— Чего не знаю, того не знаю, — ответила Дородная. — А скажи-ка на милость, зачем ты ударил несчастного, набитого соломой Страшилу?

— Так он набит соломой? — удивился Лев, глядя, как Дородная подняла Страшилу, поставила его на ноги и похлопала ладошками со всех сторон, чтобы вернуть ему правильную форму.

— Конечно, — сердито проворчала Дородная.

— Вот, значит, почему он так далеко улетел! — воскликнул Лев. — А я-то никак не мог сообразить, что такое происходит. А второй чем набит таким звонким?

— Нет, он пустотелый и сделан из железа, — объяснила Дородная, помогая подняться на ноги и Железному Дровосеку.

— Потому-то я чуть не сломал об него когти! — догадался Лев. — Они так заскрежетали о его туловище, что у меня мурашки по коже побежали. А что это за маленькое создание, которое ты так любишь?

— Это мой пёсик Тотошка.

— Он набит соломой или сделан из железа? — полюбопытствовал Лев.

— Нет, он из плоти и крови, но есть его нельзя, потому что он мой друг.

— Какой смешной зверёк. И какой маленький! Только такой трус, как я, мог поднять лапу на этого малыша, — печально и самокритично проговорил Лев, в очередной раз склоня голову.

— Почему ты такой трусливый? — недоумённо спросила Дородная у Льва, который ростом был со средних размеров лошадь.

— Это большая загадка, — отвечал тот. — Таким уж я родился. Все остальные лесные обитатели считают, что я невероятно храбр и свиреп, ведь Лев — это царь зверей. Я заметил, что стоит мне рявкнуть как следует, как всё живое кидается от меня наутёк. Когда мне встречаются люди, я страшно пугаюсь, но грозно рычу — и они тоже разбегаются куда глаза глядят. Если бы слон, тигр или медведь вступили со мной в поединок, я бы сам пустился прочь — такой уж я жалкий трус! — но, услышав моё рычание, они стараются убраться поскорей с моего пути. И я им это благородно позволяю сделать.

— Но это же неправильно. Царь зверей не может быть трусом! — воскликнул пришедший в себя Страшила.

— Согласен, — сказал Лев, вытирая кончиком хвоста набежавшую слезу. — И это страшно расстраивает меня. Это не жизнь, а пытка! Как только возникает малейшая опасность, моё сердце так и готово выпрыгнуть из груди.

— Возможно у тебя сердечная болезнь? — предположил Железный Дровосек.

— Может быть, — согласился Трусливый Лев.

— Но если это так, — продолжал Дровосек, — ты должен радоваться, ибо это означает, что у тебя есть сердце. У меня же сердца нет и, стало быть, не может быть сердечной болезни.

— Возможно, я не был бы трусом, если бы у меня не было сердца, — задумчиво проговорил Трусливый Лев.

— А мозги у тебя есть? — спросил Страшила.

— Наверное, есть. Впрочем, я никогда их не видел, — ответил Трусливый Лев. — На самом деле я — писатель Лев, только мне не хватает смелости признаться, что я являюсь автором многотомника «Война и мир», за что был превращён в гигантского кота юными волшебницами, которых родители и учителя заставляли читать этот роман.

— Я иду в Изумрудный город к Великому Колдуну Страны Ос Гудмэну попросить у него немножко мозгов. А то голова у меня набита соломой, — сообщил Страшила.

— А я хотел бы попросить у него сердце, — подхватил Железный Дровосек.

— А я хочу, чтобы Великий и Ужасный Повелитель Ос отправил нас с Тотошкой домой в Канзас, — сказала Дородная.

— Как вы думаете, — оживился Лев, — не сможет ли Великий и Ужасный дать мне немножко храбрости или я сбегу не дожидаясь его появления?

— Полагаю, ему это сделать ничуть не труднее, чем дать мне мозги, — ответил Страшила.

— А мне сердце, — добавил Железный Дровосек.

— Или послать меня в Канзас, — заключила Дородная.

— Тогда, если вы не против, — решил Лев, — я пойду вместе с вами. А то жизнь труса мне стала уже невмоготу. Да и записывать приходящие в голову идеи когтистой лапой не так удобно.

— Мы только будем рады, если ты присоединишься к нам. - Ты будешь отпугивать хищников. По-моему, они ещё трусливее тебя, если боятся, когда ты на них рычишь.

— Наверное, — согласился Лев, — но, к несчастью, я-то не становлюсь от этого храбрее. И пока я буду знать, что в душе я жуткий трус, жизнь моя будет сплошным несчастьем.

Тем временем, маленький отряд двинулся в путь. Лев важно вышагивал рядом с Дородной. Тотошка поначалу справедливо опасался своего нового товарища, потому что помнил, как едва не погиб при первой встрече с ним. Однако понемногу освоился и вскоре Лев и Тотошка сделались неразлучными друзьями.

Больше никаких серьёзных потрясений на долю путников в этот день не выпадало. Разве что Железный Дровосек случайно наступил на жука, который на свою беду переползал через дорогу из жёлтого кирпича и конечно же его раздавил. По своей натуре Железный Дровосек всегда избегал наносить какой-либо вред живым существам. Гибель несчастного жука настолько расстроила Железного Дровосека, что тот заплакал. Слёзы потекли по его лицу, отчего тотчас же заржавели суставы на челюстях. Когда Дородная обратилась к нему с каким-то вопросом, Железный Дровосек даже не смог рта открыть, чтобы ответить. Это страшно его перепугало. В панике он стал делать руками отчаянные знаки, но Дородная всё никак не могла понять, что случилось. Лев тоже был в полном недоумении. Первым догадался Страшила. Он вынул из корзинки маслёнку и смазал суставы-шарниры. Таким образом, Железный Дровосек снова обрёл дар речи.

— Это будет мне хорошим уроком! — назидательно изрёк он. — Надо всегда смотреть под ноги. Если я буду проявлять неосторожность и раздавлю ещё какого-нибудь жучка или паучка, то опять заплачу, и тогда снова заржавеют мои челюсти, и я не смогу говорить.

После этого происшествия он шёл и таращился вниз. Увидев муравья, ползущего через дорогу, он аккуратно переступал через него. Железный Дровосек знал, что у него нет сердца, и потому старался быть особенно внимательным к окружающим.

— У людей есть сердца, — сказал он, — и они всегда могут прислушаться к их зову и сделать то, что полагается. Но у меня нет сердца, и потому приходится постоянно быть начеку. Когда Великий Колдун Страны Ос даст мне сердце, тогда уж можно будет немножко расслабиться.