Алиса в Солнцево

Материал из Абсурдопедии
Перейти к: навигация, поиск
NoWikipedia.PNG
В википедии нет статьи под названием Алиса в Солнцево. И, скорее всего, никогда не будет.
Обложка оригинала

Али́са в Со́лнцево (англ. Alice in Sunderland) — поучительный реалистический роман, написанный в очернительных целях английским писателем графом стар пэром сэром Генри Эдвардом Хардвиком III (англ. Henry Edward Hardwicke III) под творческим псевдонимом Карл Льюис (англ. Carol Lewis), непрерывно находящимся под кайфом в 1879 году. Обычно этот, в своё время сданный в макулатуру рукописный роман, считают вершиной так называемого «Движения Очищения». Здесь необходимо пояснить для не особо продвинутых на поприще политиканства обывателей, что приверженцы и сторонники данного общественного уличного движения обычно противопоставляют добродетельных обуржуазившихся представителей королевского истеблишмента (высшего элитного класса) вонючим, тупорылголовым (глупым) коллегам из числа трудолюбивого рабочего класса. В книге наглядно описывается серия отвратительных и антисанитарных встреч, в процессе разоблачения нечестивых путей проникновения пролетариев (англ. proletarians — находящихся в пролёте понаехавших с Севера или какой-то другой глуши).

Географическая справка[править]

Солнцево (англ. Sunderland) — большая деревня на северо-западе КПРФ, в столичном районе Моск и Вий. В 1974 году экспертами ВОЗ под эгидой ООН официально признана «Приютом для людей с IQ менее трёх» в просвещённой России. По официальным данным переписи 2001 года, население Солнцевских олигофренов «людей с IQ менее трёх» составило 47 миллионов человек. Но это, всем известная ложь, ибо по свидетельству вечно живого очевидца В. Цоя, если верить глазам и ушам — больше в несколько раз…

Предыстория[править]

Книга «Алиса в Солнцево» была написана в 1879 году, когда людям, населявшим деревню Солнцево были предоставлены такие же гражданские права, как и другим человекообразным обезьянам, обитавшим на территории столичного мегаполиса. Возмущённый таким оборотом развития событий, Льюис решил написать художественное произведение или даже бестселлер. Для этого он срочно вылетел в «Шереметьево» на первом же попутном воздушном шаре, чтобы на страницах романа изобразить грязных существ такими, какими они были на самом деле. Сказано — сделано. Автор, приземлившись в неизвестной ему стране, начал тур по тому, что он назвал «Нижняя Британия», чтобы провести исследования для своей благородной очернительной миссии.

По дороге в Солнцево, в ходе своего вояжа или тура, Льюис посетил немало разных городов и деревень. Его черновые наброски и записи в процессе подготовки книги явно указывают на то, что он часто посещал многие известные питейные заведения того времени. Однако историки считают записи автора ненадежными, поскольку он, казалось, не мог отличить таверны от приюта для бездомных (ночлежки) или школы от тюрьмы. Льюис обычно называл их всех «подонками», вероятно, воспользовавшись лексиконом местного предводителя либералов. При этом отмечалась характерная игра слов с разговорным термином «подонок» (безумные учёные предположили, что писатель полагал, что «подонок» имеет слишком много коннотаций грациозности, чтобы использовать его в контексте описания дна).

Часть путешествий автора в неведомой стране включала плавание по реке Яуза на плоскодонной лодке в сопровождении трёх молодых девушек, которые страстно хотели стать друзьями его семьи. Девочки слыли любимицами местной публики, особенно Алиса, которая была средним ребёнком. По воспоминаниям Льюиса:

Алиса, будучи глупым и беззаботным ребёнком, потягивая мелкими глотками пиво подумала, что было бы неплохо веселья ради нанять одного белого кролика. Представьте себе её шок, когда один из кроликов в ответ попросил показать её «кроличью нору». Она была настолько шокирована и сбита с толку, а я именно в этот момент был восхищён и вдохновлён, что роман незаметно сам-собою проявился в моей голове.
~ Карл Льюис, 1879
Карл Льюис ужинает в гостинице. Солнцево, 1879

По свидетельству биографов Карла Льюиса, именно после этого случая автор создал вымышленный мир Солнцево, черпая вдохновение как в своих путешествиях по неизведанной им ранее стране, так и в собственных ночных кошмарах во время посещения местных гостиниц, кишащих мышами, тараканами и даже крысами. Он начал писать «Алису в Солнцево» той же ночью и уже тогда принял решение посвятить книгу реальной Алисе, которая, кстати, умерла от культурного шока по дороге из дома в Лондон.

Сюжет[править]

Сюжет нетленного высокохудожественного произведения Льюиса, заложил основу для целого жанра. Итак, роман повествует о безвременной (не знающей старения) историю о молодой девушке по имени Алиса, которая по какой-то ужасной превратности судьбы однажды просыпается в заброшенном бомбоубежище, временно переоборудованном под склад в Солнцево — жутком мире, населённом необычными антропоморфными существами. В оставшейся части романа повествуется о неоднократных мужественных попытках героини сбежать из этой адской дыры, не воспринимая её, не касаясь её и даже не дыша в сторону отвратительных омерзительных жителей.

Персонажи[править]

Спешащий белый кролик — фаллическая метафора
Алиса познаёт галлюциногенную мощь грибов

Алиса — не по годам развитая молодая девушка, которая устала от викторианской жизни, полной привилегий и репрессий, поэтому следует за белым кроликом в нору, которая на самом деле оказывается порталом в другой мир только для того, чтобы понять, что ей было лучше там, где она жила ранее. Алиса считает Солнцево запутанным, лишённым какого-либо смысла поселением и никак не может понять, кажущийся ей выдуманным, матерный язык его жителей, а также их безграничную любовь к разведению, кормлению и содержанию голубей.

Белый Кролик — бешеный, вонючий и испещренный блохами кролик, тем на менее, одет в шикарный модный жилет и всегда носит золотые часы. Льюис отмечает, что солнцевские зачастую приучают своих питомцев воровать у ничего не подозревающих мимо крокодилов, в том числе и лондонцев, поэтому этот литературный персонаж пришёл к тому, чтобы добывать таким способом предметы роскоши. С начала Алиса думала, что кролик может говорить, но вскоре вспомнила, что даже большинство местных жителей не способно к членораздельному словесному общению на королевском лондонском английском языке, не говоря уже о животных в целом и белых кроликах в частности. Как бы то ни было, Белый Кролик явно опоздал на очень важное свидание. Для чего на самом деле предстояло это «свидание» на страницах книги нигде не обсуждается, хотя Алиса не оставляет надежды на то, что оно будет включать, в числе прочего, лечение от бешенства.

Безумный Шляпник — местный отечественный производитель и владелец шляп. Алиса застаёт его за чаепитием, что её сильно расстраивает, ибо по Гринвичу время для чая ещё официально не настало. Однако это уже не имеет абсолютно никакого значения, потому что, когда Алиса берёт в руки предложенный ей «чай», выясняется, что это кружка тёмного тверского пива.

А Шляпник действительно сумасшедший — его разум сгнил в результате третичного сифилиса (игра слов: англ. Lewis — Льюис, сифилис) и отныне его гости вынуждены галлюционировать вместе с ним, воображая перед собой Соню и Мартовского Зайца, хотя на самом деле это искалеченные трупы его жены и детей.

Чеширский Кот — родом из Чешира (или Черкизона), один из самых узнаваемых и знаковых персонажей романа. Он внезапно появляется перед Алисой в тёмном переулке и поэтому единственная видимая часть его тела представляет собой жеманную улыбку, освещённая лунным светом. В этот момент Алиса философски отмечает, что она уже встречала котов без улыбки, но никогда не видела улыбку без кота. Основываясь на своём житейском опыте и познаниях, она предполагает, что кот, должно быть, настолько беден, что не имеет материальной возможности позволить себе обладание действительной физической формой. Позже между ними всё же затягивается беседа, напоминающая памятный обмен мнениями. Алиса откровенно заявляет, что место, куда её занесла судьба, ей ненавистно и всё здесь такое солнцевское. На что Чеширский Кот ей объясняет, что все здесь солнцевские и других здесь просто нет. Однако Алиса возражает и утверждает, что она не солнцевская. На что Кот философски замечает, что коль скоро он встретил её здесь, разумеется, она солнцевская, иначе зачем ей здесь быть? Оскорблённая до глубины души, Алиса вспыхивает: «Как ты посмел?». На этом их диалог внезапно прерывается.

Чеширский Кот — один из немногих солнцевских персонажей, у которых действительно есть зубы. В романе Льюис изображает Чешир (Черкизон) не как полноправный район Солнцева, а как красивый и шикарный круг выходцев гостей с юга, который отделился от остальной группы понаехавших и каким-то образом нашёл свой собственный путь среди солнцевских. В романе приведено длинное стихотворение, подробно описывающее этот процесс.

Синяя Гусеница — кодовое обозначение местного торговца наркотиками, приставшее из-за синевы его кожи с тонкими чёрными усами, напоминающими многочисленные лапки чешуекрылых. Когда Алиса впервые сталкивается с ним, он в ожидании клиента нервно курит кальян среди цветов. Он постоянно унижает и дразнит её, пуская ей в лицо дурно пахнущий дым от кальяна. В какой-то момент он даже принуждает её к поеданию грибов, пытаясь пристрастить к своему галлюциногенному товару. Невероятной мощи галлюциногенное воздействие грибов заставляет Алису поверить в то, что она способна бесконтрольно уменьшаться в размерах или расти.

Черепаха Квази — черепаха с телячьим мясом мраморной говядины. Повстречав неведомое науке существо, Алиса жалуется на то, что никогда не слышала о существовании в природе квази черепахи. Затем один из местных объясняет, что из неё варят черепаховый суп. Как следует из названия, Черепаха Квази — вовсе не черепаха, а обыкновенная уличная беспородная собака в плоской кепке. По наивному предположению Алисы, жители Солнцева были не в состоянии позволить себе варить суп из столь экзотического питомца и вынуждены были довольствоваться собакой.

Общественный резонанс[править]

Несмотря на то, что с течением времени бессмертный роман Карла Льюиса о похождениях Алисы в Солнцево роман приобрел статус легенды о Тиле советского рока, не все первоначальные отзывы были положительными. В числе прочего многочисленным завистникам критикам не понравился эпизодический характер сюжета. Один из них даже разразился гневной статьёй в «Таймс», где в числе прочего указал: «Данная, с позволения сказать, книга представляет собой ни что иное, как серию отдельных не взаимосвязанных встреч, в ней нет того напряжения, а также нет выводов и результатов». На это Льюис ответил, что он просто описал жизнь в далёкой и многим неведомой стране пролетариев. На страницах другого более обстоятельного критического анализа книга была описана как «длинное размытое и монотонное повествование, лишённое какого-либо направления». И снова Льюис указал критику, что это очень похоже на жизнь пролетариев в неведомой английским снобам стране.

В последние годы книга подверглась жесточайшей критике со стороны освоивших английский язык новых солнцевских, беспрепятственно посетивших Мелкобританию и в рамках политкорректности была подвергнута некоторой переделке из-за неприкрытой анти-Солнцевской наклонности. Наиболее общительные недоброжелатели на королевском лондонском английском смело указали на то, что в романе жители Солнцева несправедливо изображаются глупыми, ленивыми, уродливыми, не отягощёнными интеллектом, безликими и обречёнными на то, чтобы быть сугубо представителями рабочего класса на протяжении всей своей жизни. На сегодняшний день королевской цензурой общепризнано, что, если бы кто-нибудь из солнцевских умел бегло читать по-английски, то был бы глубоко оскорблён содержанием великого произведения Карла Льюиса.