Абсурдотека:Космическая возня/Эпизод XIX

Материал из Абсурдопедии
Перейти к: навигация, поиск
Datapad.jpg
Вы читаете самую полную библиотеку мировой литературы.
Другие страницы…

На правах рекламы: эта страница содержит 0 % текстов Викитеки.

Давным-давно,
в далёкой-далёкой галактике....

Voznya.jpg

ЭПИЗОД XIX
ПЛОХИЕ АКТРИСЫ


Зая Возз, сенатор Галактического Сената от планеты Гламрум, проводит вечер в своей квартире, в доме 500 на Республиканской улице…

Она сделала себе маску из орифла — ценного косметического средства, позволяющего женщинам гуманодиных рас выглядеть моложе; собственноручно полила комнатные растения; в пол-глаза посмотрела новости в голонете; немного почитала роман; велела личному дроиду тайно отключить охранную сигнализацию в доме в целом и в своей квартире в частности; проверила, насколько хорошо работает запись звука и голограмм охранной системы в своей квартире; приняла душ и легла спать.

Ровно в полночь послышался грохот — это вывалилась дверь её спальни от резкой волны Силы. В спальню ворвалась девушка с двумя бластерами и приставила их оба ко лбу Заи Возз.

— Пощадите! Умоляю! — Закричала Зая Возз, картинно заламывая руки.

— Пойдёмте со мной! — Грубо и холодно ответила девушка, надела на неё силовые наручники, вывела на балкон, около которого был припаркован спидер, и увезла.

* * *

— Так каков же Ваш план? — Спросила Эуфорбия свою «пленницу». — Помнится, Вы вкратце сказали, что это даст мне как минимум возможность заработать, а как максимум — хорошие перспективы в жизни. Так расскажите же теперь поподробнее… И ещё, я до сих пор не пойму, в чём же Ваша выгода в этом деле.

Зая Возз, пребывающая на корабле Эуфорбии уже без наручников и лениво потягивающая таринский чай, отвечала:

— Давайте обо всём по порядку. Возможность заработать, я думаю, особых вопросов не вызывает: Вы похищаете сенатора, требуете огромный выкуп взамен, и Вам незамедлительно его присылают… А для меня тут выгода вот в чём. Несколько дней назад Галактическая Бухгалтерия поставила вопрос о понижении зарплаты сенаторов: работа, говорят, уже не такая сложная и опасная, как раньше. Уже давно на наши жизни никто не покушается, и никто нас не похищает. Но после инцидента с моим похищением они больше не смогут так говорить, и мы сохраним прежнюю зарплату… Разница велика, игра стоит свеч. А теперь о перспективах для Вас… Я решила использовать возможность нахождения в плену у Вас как раз для обсуждения с Вами этих перспектив. Здесь, на Вашем корабле и на Коррибане, куда Вы меня везёте, нас точно никто не подслушает! Если вкратце, то я полагаю, что Вы впоследствии можете стать сенатором от планеты Коррибан.

Эуфорбия рассмеялась:

— Мрачная, пустынная, безжизненная планета, насквозь пропитанная Тёмной стороной Силы, и на которой нет ничего, кроме угнетающих, монументальных древних построек, ситхских гробниц и чудовищных тварей, их охраняющих… И всё «население» которой составляет штук десять-пятнадцать ситхов, которые и то бывают там пару раз в году, являясь для медитаций… Конечно, такая планета очень нужна для политики и экономики Республики, и в Сенате без её представительства просто никак! Особенно, конечно, вам в Сенате нужны ситхи!

— Не вижу в этом ничего смешного, — ответила Зая Возз. — Более того, мы уже давно недоумеваем, почему в нашем Сенате ситхов до сих пор нет. В Республике же важен плюрализм: многообразие рас, многообразие культур… Джедаи — это идеология, джедаи заседают в Совете джедаев и отвечают за безопасность Республики. Ситхи — это тоже идеология. Почему бы им тоже не иметь официальных прав и обязанностей?

— «Официальный ситх Галактической Республики»! — расхохоталась Эуфорбия. — Официально практикующий Тёмную Сторону прямо среди Сената, в положенное время голосующий за подрыв демократических устоев. А в перерывах между заседаниями, в коридорах, здоровающийся за руку с джедаями!

— Ну, — замялась сенатор Возз, — конечно, членство в Сенате наложит некоторые ограничения на поведение… Зато и возможности даст немалые.

— Ладно, я Вас поняла… Ну а зачем мне становиться сенатором? Что мне это даст?

— А какие у Вас отношения с коллегами-ситхами, если не секрет?

Эуфорбия смутилась:

— Ну… Как-то не очень… Они меня не уважают. Я им говорю, что во мне очень много мидихлориан, а они говорят: «Мы, настоящие ситхи, учились много десятков лет, а ты — недоучка». Я им говорю: «Так научите меня. Если понадобится, я специально для этого даже свой световой меч обратно соберу», а они: «Ха-ха-ха, она ещё и меч разобрала!» и отказываются учить. Я им говорю, что я тёмная леди ситх, а они называют меня дурочкой с бластерами. Я их вызывала на дуэль, а они отказались, сославшись на то, что не хотят меня убивать из-за презрения.

— Вот мы и подошли к ответу на вопрос, зачем Вам нужно место в Сенате. Став сенатором от планеты Коррибан, Вы тут же поднимете свой авторитет в глазах коллег-ситхов. Они Вас зауважают, и уж точно захотят Вас убить. Но они не смогут этого сделать! Я договорилась с Магистром Зелом, что он закончит Ваше обучение.

— Магистр Зел?! Он же джедай!

— Это не играет такой уж принципиальной роли. Вчера, когда мы ели приготовленные его кулинарным дроидом пирожки с чёрным перцем, он мне сказал, что Сила едина, и Тёмная и Светлая стороны отличаются лишь небольшими нюансами. Тем более, Тёмной стороне Вы уже отучились целый год. Он просто засчитает Вам академическую разницу, или что-то вроде того… Точно не знаю, как это будет происходить, но этот вопрос решаем. Кроме обучения у Магистра Зела Вам придётся продолжить обучение по всем тем «скучным» предметам, которые Вы проходили, когда жили у Канцлера. Без этих знаний Вам будет сложно стать сенатором.

— Только не это! Это действительно смертельно скучно!

— Имейте терпение, юная тёмная леди ситх. Годиков пять потерпите, ради меня… У нас с Вами гораздо больше общего, чем может показаться на первый взгляд: Вы недавно потеряли учителя, а я тоже совсем одинока — мой единственный внук, Зю Возюн, знать меня не хочет. Я могу Вас увнучить — стать Вашей заботливой приёмной бабушкой. В Вас столько мидихлориан, Вы не представляете, как я такое ценю! Да я буквально молиться на Вас буду!

Не придав большое значение словам Заи об увнучивании и о молитвах, Эуфорбия обратила внимание на упоминание Зю Возюна:

— Вы — бабушка Зю Вознюна?! То-то я смотрю, у вас такие похожие имена… Вот это уже интересно! Кажется, я придумала новый план!

* * *

Дождь — извечный спутник уединившихся мыслителей, ищущих откровения Силы. Промокшая насквозь планета не сожалеет о тепле, она лишь льёт свои потоки, перестуком капель говоря о вечном. Цвета приглушены, свет с трудом пробивается сквозь тучи, и ничего не мешает настраиваться на бесконечность.

Сейчас капли кислотного дождя падали на асбестовые хлопья, которые, словно осенние листья, лежали на ядовитой земле планеты Сиримохо. На этой земле сидел Зю в позе лотоса, облачённый в специальный скафандр. У других пользователей Силы на кораблях или в домах были комнаты для медитации, но Зю Возюн пошёл дальше — он выделил себе для этих целей целую планету. Другие могли медитировать по полчаса или по часу в день, а Зю подходил к вопросу более радикально: по несколько недель в году. Он чувствовал там себя в состоянии абсолютного покоя, поскольку точно знал, что никто не прилетит и его не потревожит — планета была совершенно не пригодна для жизни и не могла никому понадобиться.

Когда бывший джедай точно знал, что никому не будет нужен несколько дней, тогда он отключал всю имевшуюся у него технику, кроме системы жизнеобеспечения в скафандре. И найти его могли лишь те несколько существ, что были в курсе места его медитаций. И то, реши он от них скрыться, у них могли бы уйти годы на поиски по всей поверхности планеты. Но иногда он предполагал, что в его отсутствие может случиться что-то важное. Тогда единственной его связью с внешним миром был комлинк, надёжно запрятанный под скафандром. И вот сейчас комлинк запищал и отобразил входящий вызов. Зю нажал на кнопку, и перед ним предстала голограмма с изображением двух фигур: стоящей на коленях и закованной в наручники Заи Возз и угрожавшей ей бластерами Эуфорбии.

— Внучок! Умоляю, прилетай, спаси меня! Она сейчас меня убьёт…

— В обмен на твою бабушку я требую выдать мне Тарана Аргона! Мы на Коррибане. Привези его сюда! — Добавила Эуфорбия.

— Я же вижу, что вы притворяетесь, — незаинтересованно ответил Зю. — Актрисы из вас, если честно, так себе… Советую вам действовать следующим образом: показать этот же спектакль представителям Республики, они сразу засуетятся и быстро раскошелятся. Вы, дамы, купили бы себе новых платьев, конфет, орифла, в общем, чего только душе угодно… И, кстати, я даже рад, что Вы, сенатор Возз, наконец-то куда-то выбрались за пределы Корусанта. А то засиделись Вы в столице, никуда нос не высовываете. На Коррибане, говорят, интересно, есть что посмотреть. Долину Тёмных лордов, например, посмотрите. В общем, развейтесь, получите новые впечатления, пока вам выкуп везут…

— А если бы мы говорили серьёзно, что тогда? — Задала каверзный вопрос Зая Возз.

— А давайте будем рассматривать реальные, а не воображаемые ситуации. А то много чего можно навыдумывать. А если бы я был хаттом-джедаем, а если бы Вы, Зая Возз, были танцовщицей-тви’лечкой, а Эуфорбия — каминоанкой-микробиологом, то что тогда?

— Да в тебе уж больше даже от хатта, чем от джедая, — попыталась продолжить его фантастический рассказ Зая Возз, — благородства в тебе совсем не осталось!

— Вы закончили меня оскорблять, сенатор Возз? Если нет, то поторопитесь. Вынужден Вам сообщить, что я тут делом занят — медитирую, и запасы моего времени не безграничны.

— Ладно, медитируй, внучок, я уж вижу, что тебе это полезно. Не буду тебя отвлекать, береги себя, — ответила Зая Возз.

— И Вы не раскисайте, — ответил Зю Возюн и выключил комлинк.

— А ему и правда полезно медитировать, — сказала Зая Возз Эуфорбии. — Он на расстоянии безошибочно определил, что мы говорим не совсем правду. И ещё, заметны его успехи в освоении чувства юмора и планировании своего времени.

У них не оставалось другого выбора, кроме как в точности последовать инструкциям Зю. В тот же вечер они связались с представителями Республики, представили их вниманию похожим образом срежиссированный спектакль и потребовали выкуп. Зю предугадал всё, что будет дальше. В столице по этому случаю было собрано экстренное совещание Сената и выделены требуемые двадцать тысяч кредитов на выкуп сенатора Возз. Корабль с выкупом отправился на Коррибан.

До прибытия корабля оставалось ещё больше суток на то, чтобы поболтать.

— Меня всё-таки разбирает любопытство, зачем Вам понадобился этот самый Агран Тарон? И чем он лучше двух десятков тысяч республиканских кредитов? Ведь вместо того, чтобы требовать за меня деньги у Республики, Вы почему-то попытались потребовать какого-то Аграна Тарона у моего внука. Зачем? — поинтересовалась Зая Возз.

— Не Агран Тарон, а Таран Аргон. Я хотела бы поговорить с ним и объяснить ему, что он был неправ насчёт меня. Я хочу, чтобы он одумался и понял свои ошибки. — Подумав, она добавила, — или заплатил за них жизнью!

— Эх… Всё ясно с Вами, милая. У Вас первая любовь, и Вы хотите во что бы то ни стало заполучить его, потому что полагаете, что никогда в жизни больше никого не полюбите. Со мной тоже такое было в Вашем возрасте. У меня была первая любовь, и когда я поняла всю её обречённость, я решила, что всё, моё сердце теперь подобно сердцу столетней старухи — твердо, как камень, и к любви больше не восприимчиво. Было мне тогда пятнадцать лет. А потом я снова влюбилась, и снова неудача. Я решила, что это уж точно была моя последняя любовь. Затем последовала окончательно-последняя любовь, уж точно самая-самая последняя любовь, уже железно последняя любовь, любовь-абсолютный-финал и множество других. А когда мне исполнилось двадцать пять, я поняла, что хватит уже жить иллюзиями и воспринимать мир с такой безысходностью. Так что мой Вам совет — расслабьтесь, всё пройдёт. И этих агранов таронов у Вас будет великое множество. Если понадобятся, конечно.

— Вы не правы! Таран Аргон — единственный и неповторимый. А я — не такой человек, как Вы. Со мной не будет так, как с Вами.

— Ладно, «не такой человек», не буду больше с Вами спорить… Мой внук тут, помнится, говорил о том, что неплохо бы посмотреть Долину Тёмных лордов. Свозите меня туда, что ли…

* * *

Они ехали на спидере под палящим солнцем, среди исполинских, местами разрушенных каменных построек. Свет ослеплял, но не грел душу — это был жестокий обманчивый свет, озаряющий царство Тёмной стороны. Жёлтый и коричневый камень оргомных ситхских статуй притягивал взгляд. Лики древних владык, в своё время тянувших в нужную им сторону нити галактической политики и игравших многими жизнями, не выражали ничего — они были бесстрастны, как сама Сила, что была в их руках инструментом снискания могущества. От древних гробниц ситхских повелителей исходила столь мощная тёмная аура, что даже совершенно не чувствительному к Силе человеку было ясно: чем ближе к ним подойдёшь, тем меньше у тебя шансов остаться в живых и в здравом уме. Коррибанский пейзаж навевал мысли о вечном — о страхе, о смерти, о тленности всего сущего.

Долина Тёмных лордов на Коррибане

Зая Возз рассуждала:

— А что, неплохо! Я вижу тут большие перспективы. Вы были не совсем правы, когда говорили, что Коррибан не сможет внести никакого вклада в экономику Республики. Может, и ещё как! Да и Вы сможете с этого иметь немалые проценты… Идея такая. Надо бы переоборудовать Коррибан в парк развлечений — брать с посетителей почасовую плату за пребывание на планете. А ещё можно нанять аниматоров, переодетых в костюмы ситхов, чтобы они развлекали детей и взрослых. Но настоящих ситхов, которые посещают эту планету для медитаций, мы выгонять не будем, мы же уважаем их традиции… Более того, они станут одним из главных козырей шоу — многие захотят посмотреть на настоящего медитирующего ситха. Да, я понимаю, ситхи будут терпеть от этого некоторые неудобства, но мы им назначим щедрую компенсацию — почасовую оплату их прилюдных медитаций на Коррибане. А гробницы древних ситхов имеют особый потенциал! Ты говорила, что там можно видеть их самые настоящие призраки! Значит, туда можно разрешить вход за отдельную, очень высокую плату. А всех этих ужасных тварей, охраняющих гробницы, можно оттуда выселить и создать специальные живые уголки, где посетители смогут понаблюдать за их жизнью, оставаясь в безопасности…

Сенатор так увлеклась своими прожектированиями, что не заметила перемену в настроении Эуфорбии. С каждым её словом лицо юной леди ситх становилось всё серее. Примерно на середине речи правый глаз начал подёргиваться, а губы сжались от гнева. Затем руки напряглись, побелели и до дрожи сжали рычаги спидера. А на словах о «живых уголках» глаза начали источать приглушённый жёлтый свет.

Эуфорбия резко обернулась и вдарила по тормозам. Спидер остановился, как вкопанный, среди Долины. Заю Возз неожиданно тряхнуло и рвануло вперёд, голова её чуть не разбилась о приборную панель. А от взгляда на спутницу её подбросило на сиденье. Она удивлённо икнула.

— Всё! Хватит!!! — Громогласно заорала девушка.

Её голос разнёсся по долине и эхом отозвался от древних каменных построек. Где-то вдалеке послышался грохот камней — наверно, из-за звуковой волны где-то что-то треснуло и рассыпалось. Кончики пальцев девушки запылали ярким синим пламенем. Вот пламя превратилось в молнии, которые выплеснулись из её рук и ударили в панель управления спидером. Издав писк умирающего электромотора и жалобно прокряхтев антигравитационной панелью, спидер упал на землю. Ехать дальше он не мог. Когда вспышка гнева угасла, Эуфорбия попыталась прийти в себя и севшим от громкого крика голосом начала нашёптывать Зае Возз напутственную речь:

— То, что Вы говорили — это непотребное святотатство! Я уважаю учение ситхов и чту моего покойного учителя. Я не позволю Вам осквернить священные ситхские земли. Да и вообще я удивляюсь, почему планета не возмутилась и не обрушила на Вас за такие слова смерч или шторм Силы. Сейчас мы пойдём домой, то есть на мой корабль. И пойдём пешком, потому что этот, жрючьей матери, спидер сломался из-за моей вспышки ярости, а я — не техник и не знаю, как его чинить. Вначале я хотела убить Вас на месте, но потом вспомнила, что за возвращение Вас в живом виде назначена неплохая награда. Но всё равно я могу ещё передумать, так что будьте осторожней — не болтайте, от Ваших разговоров меня может стошнить. В прямом смысле слова!

Они вяло поплелись до корабля и брели целых два часа. Путь составлял не больше четырёх кликов, но Зая Возз не имела привычки быстро преодолевать пешком значительные расстояния. Она периодически охала, ахала и жаловалась на чудовищную жару. Эуфорбия шла с оскорблённым видом, периодически напоминая Зае о том, что это по её сенаторской милости они идут пешком, да ещё с такой черепашьей скоростью. К тому же, приходилось останавливаться, чтобы освежиться благоразумно захваченным с собой со спидера запасом воды.

Оставшееся время Зая провела взаперти в грузовом отсеке корабля, наедине с оставленными ей Эуфорбией контейнерами с пищей и водой. Похитительница в это время в одиночестве занималась какими-то своими ситхскими делами.

В назначенный час рядом с её кораблём приземлился другой корабль, и оттуда вышел молодой тви’лек с сундуком в руках.

Эуфорбия, пребывавшая уже в намного более добром настроении, открыла грузовой отсек и вывела оттуда наружу Заю.

Парень представился:

— Уч Рестрекар, падаван, но скоро сдаю экзамен на джедая.

— Эуфорбия, тёмная леди ситх.

— Очень приятно.

— Мне тоже… Открой чемодан.

Тви’лек покорно выполнил её просьбу, она увидела в нём тысячи кредитов, и её и так неплохое настроение стало ещё лучше. Она улыбнулась и небрежно потрепала его по левому лекку.

— Да, я знаю, большие и красивые! — С самодовольной улыбкой сказал парень. — Это всё благодаря моему бывшему учителю, Зю Возюну. Коварный повар устроил подлое вредительство в Храме джедаев и забирал себе необходимое вещество, нужное для роста лекку. Но Зю вовремя раскрыл злоумышленника, и теперь со мной всё хорошо!

— Так ты учился у Зю? Он, конечно, молодец. Уже который раз об этом слышу.

— Ага… Слушай, Эуфорбия, если бы ты мне сейчас предложила выпить с тобой какого-нибудь чаю, я бы, конечно, согласился. Но есть один небольшой нюанс — я чувствую мощнейшую тёмную энергию этой планеты и понимаю, что мне лучше тут не задерживаться ни на минуту, иначе я рискую пасть на Тёмную сторону и провалить экзамен на джедая. Поэтому я сейчас быстренько смоюсь… А ты заезжай ко мне на Корусант, если будет настроение — можем устроить дуэль, можем сходить в бар или в оперу, да и вообще всё, что хочешь…

— Ну ладно, удачи на экзамене, — ответила девушка.

— И тебе тоже… всех благ Тёмной стороны.

Уч Рестрекар повёл Заю на свой корабль. Поднимаясь по трапу, она оглянулась на Эуфорбию, подмигнула ей, а потом красноречиво показала глазами на парня.

Когда корабль с освобождённой заложницей уже пересекал просторы космоса, Эуфорбия размышляла:

Так мог выглядеть гибрид тви’лека и человека.

«Ну вот, допустим, выйду я за него замуж… Хотя нет, он же будущий джедай, Орден ему запрещает. Ну ладно, вот уйдёт он из Ордена джедаев ради меня. Мы поженимся, я рожу сына. У нашего сына, который будет гибридом тви’лека и человека, лекку будут смехотворно короткими. Уч явно будет недоволен таким наследником, раз уж он так помешан на длине лекку. Да и вообще, почему он так гордится этими лекку, не понимаю — щупальца какие-то на голове… С этими лекку, да его цветом кожи он похож на синюю каракатицу… Так что нет, не пойду я за него замуж. Пускай и дальше сидит в своём Ордене джедаев!»

Везя Заю Возз обратно на Корусант, Уч Рестрекар думал об Эуфорбии:

«… И вот беру я её за руки, а она мне говорит: „Ты, синекожий гуманоид!“, а я ей: „Я тебе нравлюсь, потом у что я — синекожий гуманоид. В твоей жизни не хватает синекожих гуманоидов.“ Она: „Мне нравятся обычные парни!“ Я: „Синекожие гуманоиды лучше обычных парней!“. Она: „Не может быть!“ Чтобы доказать свою правоту, я её целую…»

Продолжение следует…